Главная » Файлы » Изложения » 9-11 класс

В ЛЕСНОЙ СТОРОЖКЕ (По С. Пасько)
15.02.2013, 16:32



Однажды осенью я охотился близ села Коряки, что стоит на быстрой Карайге. Днем бродил по лесу, а ночь проводил в маленькой лесной сторожке. Сторожка была ветхой, бревна поросли зеленым мхом, окна глубоко вросли в землю. Домик разрушался на глазах. В стенах домика поселились бурундуки — красивые полосатые лесные зверьки. Проделав вдоль бревен ходы и соединив их поперечными ответвлениями, они превратили стены домика в сплошной лабиринт.

Жилось им здесь привольно. В стенах зияли небольшие круглые отверстия. Всякий раз, когда я просыпался, мне приветственно ухмылялись несколько озорных рожиц: прямо над нарами — усатая мордочка старой бурундучихи, чуть подальше и на одно бревно выше — рожица молоденького, вечно что-то жующего бурундучонка. Он совсем недавно проделал себе это оконце и теперь живыми, бойко бегающими глазами созерцал незнакомый ему мир. По утрам я часто видел, как мелькала в отверстии его желто-белая красивая шубка. А однажды, причесываясь, я сразу увидел двух грызунов. Словно подражая мне, они старательно чистили рыженькими лапками свои усы.

Но, в общем, я жил сносно. Однако спустя некоторое время наши отношения стали портиться. Как-то раз, проснувшись, я обнаружил злодеяние: неспокойные поселенцы прогрызли дыру над столом и целым выводком высыпали на него, опрокинули чернильницу, отпечатками лап испортили всю чистую бумагу и на прощанье утащили как трофей три исписанных листа — всю первую главу из рассказа, который я только что закончил. Мне казалось, что утрата не стоит того, чтобы горевать о ней: восстановить рассказ будет легко. Но, взявшись за перо, я убедился, что это не совсем так. Все, что рождалось вновь, выходило очень уж скучно. Одним словом, плохо.

После двух часов бесполезной работы я бросил перо, сходил в село, достал молоток, гвозди, фанеру и принялся за дело: я начал забивать отверстия. Вырезав нужного размера дощечку, я прикладывал ее к дыре, по углам вбивал по гвоздю. От каждого удара домик вздрагивал, внутри стен что-то осыпалось.

Управившись с этим делом, я отправился в лес, а когда вечером вернулся вновь — снова увидел озорные, ухмыляющиеся мордочки бурундучков. Теперь их было вдвое больше. Над печкой, над окнами, вдоль стены — всюду.

— Нет, не сдамся, — сказал я и опять позабивал все дыры.

К концу третьего дня домик представлял собой нечто уродливое: на стенах не было живого места — везде заплатки да блестящие шляпки новых гвоздей. Но и бурундуки работали, не уступая мне в трудолюбии и настойчивости. Поэтому дыр с каждым днем становилось больше и больше. Наконец я понял, что побежден, и сложил оружие.

И вот однажды, совершенно неожиданно, заходит ко мне мой друг, охотник и натуралист Слободчиков. Мы не виделись больше года, и я был рад этой встрече. После долгих и радушных приветствий Слободчиков окинул взглядом сторожку, сочувственно покачал седой головой:

— Бедствуешь?
— Бедствую.
— Тебя еще не трогают, не кусают?
— Нет. А что? И это будет?
— Будет. Все будет. Они, брат, прожорливые. Осмелеют — на людей кидаются.

И дальше Иннокентий Федорович начал рассказывать такие страхи, что мне стало не по себе. А старичок, заметив, что окончательно смутил меня, вкрадчиво спросил:

— Хочешь, выживу их?
— Будешь забивать дыры?
— Это уж мое дело. Только в три дня их не будет.
— А раньше нельзя?
— Можно, но для этого надо домой сходить, а мне не хочется. На охоту ведь иду, — Слободчиков лукаво подмигнул. — Ладно уж, не хмурься, чего для друга не сделаешь. Пойду.

Иннокентий Федорович вышел и направился по узенькой тропке к селу. Через час он явился ко мне с клеткой, в которой сидела живая крыса с маленьким колокольчиком на шее. Открыв дверцу, старый охотник двумя пальцами захватил ее за загривок. Крыса извивалась, норовила цапнуть старика за руку, а он добродушно убеждал ее:

— Дуреха, чего злишься? Радуйся — сейчас На волю выпущу.

Иннокентий Федорович осторожно поднес крысу к отверстию в стене и отпустил. Крыса нырнула, прощально махнув голым хвостом. По тонкому, едва слышному звону колокольчика мы угадывали ее путь. Впереди этого звона что-то пищало, скреблось, гремело в безумном беге. Домик ожил, зашевелился. Из отверстий струей потянулась дымчатая пыль.

— Ага, продирает! — торжествующе закричал старик и кинулся к окну.

Я подбежал вслед за ним и увидел изумительное зрелище: изо всех дыр выпрыгивали грызуны и опрометью бежали прочь от этого невинного звука. Он их пугал, он наводил на них ужас.

Сколько было бурундуков — сказать трудно. Во всяком случае, не меньше полусотни. Они неслись врассыпную от домика и скрывались в лесной чаще. Наконец гул стал стихать. И только крыса с колокольчиком еще долго носилась по лабиринту нор в стремительном беге, надеясь удрать от дьявольского звона. Потом и она убежала в лес.

— Вот и все, — самодовольно разглаживая усы, сказал Иннокентий Федорович.

Право, стало как-то скучно и тихо в сторожке без этих красивых зверьков. А рассказ так и не был написан.


Категория: 9-11 класс
Просмотров: 1000 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]